Тосковал, будто ранее никого не любил